ВСУ 16 марта 2016 года рассмотрев дело № 6-93цс16 о признании договора дарения квартиры недействительным и возвращении сторон договора в первоначальное состояние, сформировал такую правовую позицию.

Иск был подан племянником дарительницы, которому (вместе с другим племянником) она в 1996 завещала спорную квартиру. В феврале 2011 года квартира была подарена третьему лицу, в ноябре 2011 года - все имущество и имущественные права, принадлежащие ей на момент смерти дарительница завещала истцу.

Согласно части третьей статьи 203 ГК волеизъявление участника сделки должно быть свободным и отвечать его внутренней воле.

Если лицо, совершившее сделку, ошиблось относительно обстоятельств, которые имеют существенное значение, такая сделка может быть признана судом недействительной. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки, прав и обязанностей сторон, таких свойств и качеств вещи, которые значительно снижают ее ценность или возможность использования по целевому назначению. Ошибка относительно мотивов сделки не имеет существенного значения, кроме случаев, установленных законом (часть первая статьи 229 ГК).

Пленум Верховного Суда Украины в п. 19 постановления от 6 ноября 2009 года № 9 «О судебной практике рассмотрения дел о признании сделок недействительными» разъяснил, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, обмана, насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие влияния тяжелого обстоятельства, является оспариваемым. Обстоятельства, по которым ошиблась сторона сделки, должны существовать именно на момент совершения сделки. Лицо в подтверждение своих требований о признании сделки недействительной должно доказать, что такая ошибка действительно имела место, а также что она имеет существенное значение. Ошибка вследствие собственной небрежности, незнания закона или неправильного его толкования одной из сторон не является основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии со статьей 717 ГК по договору дарения одна сторона (даритель) передает или обязуется передать в будущем второй стороне (одаряемому) безвозмездно имущество (дар) в собственность.

Исходя из содержания статей 203, 717 ГК договор дарения считается заключенным, если стороны имеют полное представление не только о предмете договора, но и достигли согласия о всех его существенных условиях.

Договор, устанавливающий обязанность одаряемого совершить в пользу дарителя любое действие имущественного или неимущественного характера, не является договором дарения, правовой целью которого является передача собственником своего имущества в собственность другого лица без получения взаимного вознаграждения.

Учитывая изложенное, лицо в подтверждение своих требований о признании сделки недействительной должно доказать на основании надлежащих и допустимых доказательств, в том числе пояснений сторон и письменных доказательств, наличие обстоятельств, которые указывают на ошибку - неправильное восприятие фактических обстоятельств сделки, что повлияло на волеизъявление действительно было и имеет существенное значение. Такими обстоятельствами являются: возраст истца, его состояние здоровья и необходимость в связи с этим в уходе и посторонней помощи; наличие у истца спорного жилья как единого; отсутствие фактической передачи спорного недвижимого имущества по оспариваемому договору дарения дарителем одаряемому и дальнейшее проживание истца в спорной квартире после заключения договора дарения.

Таким образом, наличие или отсутствие ошибки - неправильного восприятия истцом фактических обстоятельств сделки, что повлияло на волеизъявление лица при заключении договора дарения вместо договора пожизненного содержания, суд определяет не только по факту прочтения сторонами текста оспариваемого договора дарения и разъяснения нотариусом сути договора, а и по таким обстоятельствам, как возраст истца, его состояние здоровья и необходимость в связи с этим в уходе и посторонней помощи; наличие у истца спорного жилья как единого; отсутствие фактической передачи спорного недвижимого имущества по оспариваемому договору дарения дарителем одаряемому и продолжение истцом проживать в спорной квартире после заключения договора дарения.

Только в случае установления этих обстоятельств нормы части первой статьи 229 и статей 203 и 717 ГК в совокупности считаются правильно примененными.

ВСУ оставил в силе решение апелляционного суда об удовлетворении исковых требований. Отменяя решение суда первой инстанции, и принимая новое об удовлетворении иска, апелляционный суд исходил из: показаний свидетелей, согласно которым после заключения оспариваемого договора дарительница продолжала проживать в спорной квартире до своей смерти, передача квартиры фактически не состоялась, что подтверждает реальные намерения на заключение договора пожизненного содержания, а не договора дарения. Кроме того, спорная квартира была ее единственным жильем, она в силу своего преклонного возраста и по состоянию здоровья нуждалась в постороннем уходе и материальной помощи. Также суд первой инстанции не дал надлежащей оценки исковому заявлению дарительницы к одаряемому (ответчику) о признании недействительным договора дарения на основании статьи 229 ГК. Кроме того, не была дана оценка материалам об отказе в открытии уголовного дела по заявлению дарительницы по поводу совершения отетчиком мошеннических действий с целью завладения ее квартирой.