ВСУ 10 февраля 2016 года рассмотрев дело № 6-84цс15 по иску ПАО «Государственный сберегательный банк Украины» об обращении взыскания на предмет ипотеки, по встречному иску о признании договора ипотеки прекращенным пришел к следующим ниже выводам.

Согласно статье 526 ГК обязательство должно выполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии со статьей 599 ГК обязательство прекращается исполнением, проведенным надлежащим образом.

Итак, прекращение договора, из которого возникает обеспеченное ипотекой обязательство, сопоставляют с основаниями для прекращения права ипотеки. Однако, при этом следует учитывать, что в соответствии с требованиями статей 526, 599 ГК обязательство прекращается исполнением, проведенным надлежащим образом. Любые охранные обязательства, вытекающие из основного обязательства, не должны прекращать действие обязательств, которые обеспечивают основное обязательство, оставшееся невыполненным.

По смыслу статьи 11 Закона «Об ипотеке» ипотекодатель (имущественный поручитель) несет ответственность перед ипотекодержателем за невыполнение должником основного обязательства в пределах стоимости предмета ипотеки.

Заключая договор залога (ипотеки), залогодатель (ипотекодатель) принимает на себя все риски, связанные с невыполнением обязательства должником (в пределах стоимости предмета залога (ипотеки), в том числе и те, которые возникают в результате банкротства должника с его последующим исключением из Реестра. Поскольку возложение на лицо, выдавшее обеспечение, этих рисков произошло по договору, заключенному залогодателем (ипотекодателем) именно с кредитором, то все принятые риски должны возлагаться на лицо, выдавшее обеспечение, и после прекращения существования должника, следовательно, ликвидация должника не должна прекращать обязанность залогодателя (ипотекодателя) по несению этих рисков. Иное может быть предусмотрено договором между кредитором и лицом, выдавшим обеспечение, то есть, освобождение последнего от таких рисков должно быть предметом специальной договоренности между ним и кредитором.

Анализ вышеприведенных правовых норм дает основания для вывода о том, что сам факт ликвидации должника по кредитному договору с внесением записи в соответствующий реестр о прекращении юридического лица при наличии задолженности должника по этому договору не является основанием для прекращения договора ипотеки, который заключен для обеспечения выполнения кредитного договора должником.

Частями первой, второй статьи 590 ГК определен порядок действий залогодержателя (ипотекодержателя) по защите своего права в случае, когда основное обязательство не будет выполнено в установленный срок. В таком случае залогодержатель приобретает право обращения в суд с исковым заявлением об обращении взыскания на предмет залога.

Таким образом, следует сделать вывод, что само по себе вынесение хозяйственным судом определения о ликвидации юридического лица-должника по основному обязательству и его исключение из Реестра не влекут за собой прекращение обязательства, ведь до этого ипотекодержателем было предъявлено соответствующее требование к ипотекодателю в исковом производстве об обращении взыскания на ипотечное имущество, поскольку он ненадлежащим образом исполнял взятое на себя обязательство по погашению долга.