Рассмотрев дело № 6-33цс15 об обращении взыскания на предмет ипотеки, ВСУ пришел к выводу, чтонаследственные права являются имущественным объектом гражданского права, реализовав которые, наследник, независимо от получения им свидетельства о праве на наследство, приобретает права на наследственное имущество, в том числе недвижимое (право владения, пользования), а с момента оформления права собственности на недвижимое имущество и право распоряжения им.

Отсутствие у наследника, принявшего наследство, свидетельства о праве собственности на наследственное недвижимое имущество не лишает кредитора наследодателя обратиться на основании нормы ст. 23 Закона «Об ипотеке» к наследнику, который медлит с получением свидетельства, с требованием об обращении взыскания на наследственное имущество, являющееся предметом ипотеки.

Поскольку со смертью должника обязательства по возврату кредита включаются в состав наследства, то условия кредитного договора относительно сроков возврата кредита не применяются, а подлежат применению нормы ст.ст. 1281, 1282 ГК относительно сроков предъявления кредитором требования к наследникам и порядка удовлетворения этих требований кредитора. Несоблюдение кредитором предусмотренных ст. 1281 ГК сроков предъявления требований (которые являются преклюзивнимы),лишает кредитора права требования к наследникам. 

Поскольку в пересматриваемом деле кредитор предъявил требования к наследникам вне указанных сроков, основанием для отказа кредитору в обращении взыскания на наследственное ипотечное имущество является именно это обстоятельство, а не факт неполучения наследниками свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество.

Таким образом, учитывая, что неправильное применение судом кассационной инстанции норм материального права не привело к неправильному решению дела, а правильное по существу решение не может быть отменено по одним лишь формальным соображениям, основания для отмены такого решения отсутствуют.