ВСУ на заседании Судебной палаты по гражданским делам 13 мая 2015 года принял постановление по делу № 6-67цс15, предметом которого был спор о признании незаконным решения, признании недействительными актов о праве собственности на земельный участок, договора купли-продажи и восстановлении положения, существовавшего до нарушения.

Суд заключил о том, что ст. 216 Гражданского кодекса определяет особые правовые последствия недействительности сделки. В частности, каждая из сторон обязана возвратить другой стороне в натуре все, что она получила во исполнение этой сделки, а в случае невозможности такого возврата - возместить стоимость полученного по ценам, существующим на момент возмещения, если законом не установлены особые условия их применения или особые правовые последствия отдельных видов недействительных сделок.

Однако, суд кассационной инстанции, поддержав правильность применения судами первой и апелляционной инстанций ст.ст. 215, 216 ГК, не учел, что реституция как способ защиты гражданского права (часть 1 ст. 216 ГК) применяется только в случае наличия между сторонами заключенного договора, который является ничтожным или признан недействительным.

Норма части 1 ст. 216 ГК не может применяться в качестве основания иска о возврате имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, которое было отчуждено третьему лицу. Не подлежат удовлетворению иски собственников имущества о признании недействительными последующих сделок по отчуждению этого имущества, совершенные после недействительной сделки.

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к приобретателю по использованию правового механизма, установленного ст.ст. 215, 216 ГК. Такой способ защиты возможен только путем подачи виндикационного иска, если для этого есть основания, предусмотренные ст. 388 ГК, которые дают право истребовать у приобретателя имущество.